357 просмотров

Жителей Омска травят газом

В ночь с 5 на 6 августа Омск окутал жуткий химический смог. Даже на фоне регулярных зловонных выбросов этот отличался особой интенсивностью. Едкий запах газа (а кое-где – и жженой резины) проникал в квартиры, будил людей. На следующее утро в соцсетях начался шквал жалоб на тошноту, удушье, головную боль, горожане обрывали телефоны экстренных служб и призывали к стихийным уличным акциям, пишет Сибирь Реалии.

«Если все выйдут, мало не покажется»

С утра в омских пабликах в соцсети Вконтакте люди возмущались «газовой атакой».

Елена Лебедева

Невыносимо травят, а у людей нет способа повлиять на это( Ну пожаловались мы, что дальше? Ничего не менятся. Надо радикально всем жителям, сплотясь, достучаться до власти как то

Инна Орлова

То что было вчера — это ужасно. Такого ещё не припомню. Настоящая газовая атака. И это в такую жару, когда окна открыты у всех. В подъезде до сих пор пахнет.

Юрий Леопольд

Страна третьего мира,с технологиями 50х годов,управляемая плебеями,снобами.

Алёна Кобякова

У нас миллионный город, если все выйдут, мало не покажется. Дышать уже нечем с утра

Александр Барабанов

Мы только все пишем и говорим… Я проснулся ночью от головной боли, редко голова болит, и жёсткого запаха похожего на запах газа , закрыл окна. Район Прибрежный

Константин Тихомиров

Вчерашней ночью были выбросы нереальные сыночек ещë нет года кашлял от этих выбросов вонь была невыносимая т.к.жара и окна открыты, район лукъяновки!

Наталия Юрова

ДА ЧТОБ ВЫ ВСЕ ГОРЕЛИ В АДУ!!!СВОЛОЧИ!!! ЧТОБЫ ВАС ТАМ ПОИЛИ И КОРМИЛИ ВАШЕМИ ЖЕ ВЫБРОСАМИ!!!

Первую акцию протеста провела утром 6 августа жительница микрорайона «Серебряный берег». Она сфотографировала у здания администрации Советского округа детскую коляску, к которой были прикреплены плакаты «Хватит нас травить!» и «Хочу O2».

Идею тут же подхватили. В течение двух дней омичи пикетировали администрацию города, дом правительства, Законодательное собрание Омской области, региональный Росприроднадзор, а 8 августа 70 человек вышли на несогласованный митинг на Театральную площадь. Не было ни мегафона, ни помоста, ни модератора. Участники акции просто высказывались один за другим.

– Моей дочери два года, я хочу, чтобы она жила долго. Я пришла сюда не воевать, не конфликтовать, а напомнить, что каждый из нас имеет право на чистый воздух, и что такая поправка была внесена в Конституцию. Не хочу никуда уезжать, у меня тут все родные, друзья. Я мечтаю умереть естественной смертью, от старости, а не в онкодиспансере, и успеть понянчить внуков и правнуков, – говорит Ольга Лапочкина.

– Заводы, которые не могут обеспечить нам свежий воздух, должны уйти из этого города. Налоги они платят в другие города. У нас же развития нет вообще, – уверена Татьяна Красноголовенко.

– Если наша власть не справляется с проблемами, значит, надо менять нашу власть. И, конечно, наши чиновники знают, кто ответственен за выбросы, но молчат. Рука руку моет. Если бы это было им экономически невыгодно, они давно бы решили проблему с выбросами, – не сомневается участница акции Олеся.

– Мы хотим дышать свежим воздухом, каким дышат в Европе. У них намного меньше проблем, потому что люди привыкли отстаивать свои права. Нам тоже нужно внедрять в общество традицию отстаивать свое мнение, – говорит Данила Коршков.

Полицейские несколько раз предупреждали, что публичное мероприятие не согласовано, и если его участники не разойдутся, к ним применят административные меры.

«Как не стыдно, молодой человек? Очистите нам воздух, мы не будем никуда выходить», – рассердились две бабушки, присевшие на парапет фонтана.

– Не понимаю, почему митинг должен быть санкционирован, – возмутилась участница акции, представившаяся Евгенией. – Понятно же, что власти не станут согласовывать мероприятие, где будет звучать критика в их адрес. Но какие другие меры еще нам можно предпринять, скажите, чтобы перестали выбрасывать в воздух всю таблицу Менделеева? Два года мы дышим непонятно чем, а с весны 2020 года стало просто невыносимо. Все майские праздники больницей пахло на улице, а 6 августа мы проснулись как ежики в тумане.

«В Кремле знают, что в Омске беда с экологией»

31-летняя Ольга Кузнецова 6 августа пришла с плакатом к омской мэрии. Ольга ждет второго ребенка, однако не побоялась на восьмом месяце беременности встать в одиночный пикет – впервые в жизни:

– На улице жара, хочется гулять, окна открывать. Но эти простые вещи становятся для нас роскошью. Неделю назад воздух на улице был таким, что я, пройдясь по улице, вся дымом пропахла. Как будто у костра посидела. Это ж какая концентрация веществ должна быть в атмосфере, если пропитываются и волосы, и одежда? В ночь на 6 августа мне приснился кошмар: я мечусь в дыму в поисках глотка свежего воздуха. Проснулась и поняла: это не кошмар. В комнате действительно было нечем дышать. В горле все першило, я не могла даже вдох сделать толком. Меня захлестнула паника. Смотрю на дочку свою в кроватке: она там спит, беззащитная. Кто ей еще поможет, как не я? Бросилась закрывать окна. Долго «проветривала» квартиру, включив принудительную вентиляцию в ванной. Утром мама позвонила, узнать, как мы ночь пережили. Говорит, что у них на работу все пришли с разбитой головой.

Ольга Кузнецова
Ольга Кузнецова

– Почему вы выбрали одиночный пикет вместо жалобы в надзорную инстанцию, например?

– За 31 год моей жизни в Омске я никогда еще не сталкивалась с таким ядовитым запахом. Это была адская ночь! Выбросы в городе происходили и раньше, но не такие сильные и не так часто. А с лета 2019 года ситуация резко ухудшилась. Не знаю, как еще можно выразить свое мнение, чтобы его услышали. Я обращалась и в Росприроднадзор, и в приемную президента – и никакой реакции! Решение я приняла спонтанно, прыгнула в машину, доехала до мэрии. Постояла – и как-то легче стало. Меня сменила еще одна девушка – с плакатом «Хватит травить Омск». В это самое время к администрации подъехала мэр Оксана Фадина. Мне показалось, она даже не посмотрела в нашу сторону. Вышла из служебного автомобиля и быстро скрылась внутри здания.

Ольга Кузнецова
Ольга Кузнецова

– По-вашему, власти в регионе прикладывают достаточные усилия для решения экологических проблем?

– Не вижу я, чтобы они делали что-то, что улучшило бы ситуацию в городе. Я вот очень боюсь за будущего ребенка. Страшно становится от мысли, как эти выбросы могут ему навредить. Когда я лежала с дочкой в роддоме в 2018 году, у одной из мамочек малыша забрали на операцию. Сердечная патология какая-то. Позже мы разговорились с детским кардиологом, и она сказала, что в Омске много младенцев имеет врожденные патологии. Врачи связывают их с систематической травлей. Страдают все. У знакомой мама – астматик. В Омске не расстается с баллончиком, но стоит ей выбраться за город, как приступы почти прекращаются. Одна моя приятельница после переезда из Омска избавилась от хронических головных болей, у другой почти прошли кожные высыпания. Но все же уехать не могут! Каждое утро мы просыпаемся с тяжелой головой. Мы – заложники чиновничьего равнодушия и, кажется, нам всем уже давно пора выделять бесплатные путевки в санатории от государства. Думаю, и в Кремле знают, что в Омске такая беда с экологией. Но развивать эту тему и лезть в политику, если честно, не хочу.

«Люди затравлены»

– Моей дочери – шесть лет. Недавно по пути из садика Алена сказала мне: «Мам, опять пахнет. Мам, дышать не могу. Может, мне маску надеть?». Алене – шесть, она решила, что маска ее защитит от удушливого запаха. О чем я думала в ту минуту? Только о том, чтобы благополучно добежать с ребенком до помещения с наглухо закрытыми окнами, – рассказывает 38-летняя Александра Старцева. Живет она с семьей в городке Нефтяников.

Этот район примыкает к северо-западному промышленному узлу, крупнейшему в городе, приютившему на своей территории нефтезавод, завод по производству синтетического каучука, Омскводоканал, две ТЭЦ и множество мелких предприятий.

Александра Старцева
Александра Старцева

На проблему выбросов Александра обратила внимание в 2017 году, когда в Омске произошла масштабная утечка ядовитого газа этилмеркаптана.

Летом 2019 года на пике очередных «химических атак» в сети ВК был создан проект «Дыши! Омск». Александра присоединилась к нему и теперь вместе с другими активистами борется за чистый воздух.

– Что мы только ни делали: писали во все возможные ведомства, обращались к губернатору, к президенту. Но такое ощущение, что топчемся на месте. Или нас не слышат, или это специально замалчивается. А у Путина столько проблем, что он не в курсе нашей беды, думаю. Зато другие, мне кажется, в курсе, и очевидно, что коррупция помогает закрывать глаза на нарушения, допускаемые предприятиями. Отток населения из Омска увеличивается. Люди бегут от бессилия, от безысходности. Для тех, кто остается здесь, счастье – это когда удалось прожить день и подышать чистым воздухом, – признается Александра Старцева.

Жительница Омска Анна Тух живет на Левом берегу, который наряду с городком Нефтяников чаще других районов страдает от ядовитого зловония.

– Раз в неделю, как минимум, в Омске случаются сильные выбросы, но с 5 на 6 августа был апокалипсис! Представьте: человек просыпается от страшной вони, от которой у него слезятся глаза, першит в горле, начинается кашель. Но настоящий ужас в том, что запах не выветрить из квартиры. Ты сидишь и задыхаешься в этом сероводородном киселе. Я в ярости! Я так понимаю, что если не решить проблему с выбросами в ближайшее время, у нас тут будет свой Хабаровск. Люди открыто заявляют, что готовы выйти на улицу. Не понимаю, чего добивается наша администрация, и почему она настолько инертна?, – задается вопросом Анна.

Вячеслав Бурносов – один из основателей проекта «Дыши! Омск».

– 6 августа подскочили с супругой почти одновременно от жуткой вони около пяти утра. Окна хоть и закрыты были, но «натянуло» в щели и в приточку! На жителей всем причастным плевать. Гигантские доходы предприятий утекают из региона – налоги платятся в Москве и в Питере. А нам только помои остаются – в виде выбросов, – говорит Вячеслав. 6 августа он вышел с плакатом к региональной администрации и к Законодательному собранию Омской области.

Вячеслав Бурносов
Вячеслав Бурносов

– Прохожие меня благодарили, а люди в штатском, снимавшие пикет, пытались запугать. Говорили: «А вы знаете, что губернатор запретил публичные мероприятия в связи с короновирусом, и вам могут выписать штраф?». Люди затравлены, угнетены деградацией города, борются с мыслью – плюнуть на все и уехать из Омска, держатся из последних сил. И им еще угрожают штрафами за то, что они, видите ли, посмели заявить, что их травят!, – негодует Вячеслав.

7 августа к омскому Росприроднадзору пришел активист Роман Романовский.

– У нас в двух километрах от Омска что-то вроде семейного поместья. Удушливый запах химии добрался даже туда. Я был в шоке. Дом у Иртыша, там всегда хорошо продувает и район считался экологически чистым. Я хочу, чтобы как можно больше других людей узнало об этом бедствии. Может, кто-то до сих пор думает, что это только у его дома воняет химией или только у него родственники мрут от онкологий. А так он пройдет мимо, прочитает и поймет, что проблема чистого воздуха касается всего города, – говорит Роман.

«Жуткая вонь, а карта – зеленая»

6 августа региональное Минприроды сообщило, что накануне в Омске наблюдался режим неблагоприятных метеоусловий, подразумевающий, в частности, отсутствие ветра. Ночью передвижная лаборатория зафиксировала превышение только по одному химическому веществу – сероводороду: от 1,4 до 3,1 ПДК в разных районах города.

На оперативном совещании руководитель областной прокуратуры Николай Студеникин поручил организовать проверку и найти виновников ночных выбросов, а глава министерства природных ресурсов и экологии Илья Лобов в очередной раз напомнил, что его ведомство отвечает только за мелкие предприятия. Крупные же заводы находятся под контролем федеральных ведомств.

«Мы делаем все, что от нас зависит. Еще говорят, что мы наказываем только мелкие предприятия. Но простите, мы кого проверяем – того и наказываем. Это булочные, ИП, ООО, станции техобслуживания. Мы не перепрыгнем через закон», – заявил чиновник в интервью изданию «КП» в Омске». Однако, по словам Лобова, на этот раз Минприроды уже определило, какое именно из предприятий федерального значения могло иметь отношение к выбросам.

Губернатор Бурков коснулся темы августовских выбросов только 8 августа – во время совещания с вице-спикером Госдумы. Глава региона заявил, что в Омской области нужно ускорить процесс установки датчиков на источниках выбросов.

Отчет Минприроды о превышении ПДК по сероводороду экоактивисты восприняли скептически.

– Тут явно был более богатый букет химических запахов, не только один лишь сероводород. Мобильные посты экомониторинга в Омске, как признает сам министр Лобов, способны определять только 28 веществ, а предприятия выбрасывают в атмосферу около 250, – говорит Вячеслав Бурносов.

По его словам, каждый раз о том, чем именно травили город, жители узнают с опозданием. Карта экомониторинга, которую выкладывают на сайте Минприроды, тоже не вызывает доверия.

– Непонятно, за какой период она отражает состояние атмосферного воздуха: то ли за час, то ли за сутки. Иногда бывает жуткая вонь, а карта вся – зеленая, потому на днях мы договорились с Минприроды, что мне дадут возможность понаблюдать за сбором показаний и их публикацией на сайте, чтобы лучше понять, как это устроено. Есть вопросы к Росприроднадзору: почему, регулярно получая данные от Минприроды о превышениях ПДК, надзорная служба бездействует? – говорит Бурносов.

Несостоятельной кажется экоактивисту позиция омских властей, которые охотно ссылаются на отсутствие полномочий в случае с крупными заводами.

– Депутаты, чиновники, министры идут во власть для того, чтобы решать вопросы. Если у них узкие полномочия, то пусть добьются их расширения. Они должны решать проблемы, а не говорить, что это не в их компетенции. Если не хотят, пусть уступят место другим, кто готов решать, – считает экоактивист.

Виновного отыскать невозможно?

Жительница Омска Татьяна Нагибина организовала несколько экологических митингов. На одном из них, в январе 2020 года, было записано обращение на двух языках к лидерам мировых держав.

– Три с половиной года город подвергается химической атаке, у которой могут быть разные запахи – сероводорода, меркаптана, фенола, этилбензола, а чаще всего это непонятный химический коктейль из разных вредных веществ. Из-за смога мы не только чувствуем, но и видим воздух. Омичи, по данным института стратегических коммуникаций, на 17-20% чаще болеют раком трахеи, легких и бронхов по сравнению со среднестатистическими россиянами. А губернатор Бурков хочет создать к 2024 году особую экономическую зону и два промышленных технопарка в районе северной промзоны, – говорит Татьяна Нагибина.

Эколог Сергей Костарев считает, что в ходе проверок предприятий можно обнаружить только неправильно оформленные документы и ничего более.

–Реальный источник можно найти только тогда, когда кто-нибудь, например, из персонала зафиксирует этот момент документально и потом «сольет» информацию. Это если был действительно неожиданный выброс. Но я полагаю, что 5-6 августа в Омске никаких сверхвыбросов не делали. Были обычные выбросы, которые происходят каждый день, просто из-за жары стало пахнуть сильнее, – полагает Сергей Костарев.

По словам эколога, виновного в омском зловонии отыскать невозможно – только крайнего.

– Можно даже показать на крупное предприятие, но оно в любом суде докажет, что невиновно. И в глобальном смысле для города эффекта никакого не будет. Если мы хотим добиться перемен, надо решать две задачи. Первое: установить потоковые датчики на трубы, которые регистрировали бы, как минимум, крупные выбросы. Такой федеральный законопроект есть, но три или четыре года откладывается, потому что против выступают крупные предприятия-лоббисты. Нужен запрос из регионов, чтобы его приняли. И второе: необходим расчет суммарного загрязнения воздуха, с учетом фона, и на основе расчета ограничение предприятий в объемах выбросов. Надо установить более жесткие пределы. С помощью таких мер можно снизить выбросы и заставить предприятия вкладываться не в новое производство, а в переоборудование и смену природоохранного компонента, – объясняет Костарев. –Но не нужно забывать, говоря о вони от предприятий, что самые опасные выбросы в городе – от автотранспорта. Их много, и они – рядом с нами. А самым универсальным способом защиты, помимо ограничения выбросов, является озеленение города. Оно могло бы в разы снизить вредный эффект выбросов, как автомобильных, так и промышленных. Однако в Омске поступают ровно наоборот: парки и скверы вырубают, газоны используют под парковку, а траву на придомовых территориях беспощадно выкашивают.

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *