591 просмотров

Как в России торговали людьми

Так, друзья — сегодня будет большой и интересный пост, который я давно задумал — о том, как существовало крепостное право в Российской Империи, как оно было устроено изнутри и какие последствия этого общество ощущает ещё и сегодня. Если вдуматься — то всё это происходило совсем недавно — крепостное право было отменено в 1861 году, и ко времени переворота 1917 года люди были ещё живы люди, помнящие крепостничество, им было по 60-70-80 лет — фактически, это были отцы и деды большевиков, которые пришли к власти после Октябрьского переворота, пишет в своем блоге Максим Мирович.

В комментариях к моим постам читатели часто пишут, что я сильно очерняю СССР и идеализирую царские времена, но я их вовсе не идеализирую — в ту эпоху было множество позорных и страшных страниц истории, за которые сейчас стыдно — и крепостничество как раз одна из таких страниц. Люди не должны торговать людьми, и победить крепостное право нужно было обязательно. Другой вопрос, что пришедшие после 1917 года к власти большевики сделали ещё хуже.

Итак, в сегодняшнем посте — рассказ о крепостном праве в России, а также интересный и важный вопрос.

Откуда взялось крепостное право?

Крепостное право оформилось в конце XVI века, когда крестьянам окончательно запретили переходить от одно землевладельца к другому. В 1592 году в Княжестве Московском был отменено правило Юрьего дня — в этот день крестьяне имели право переходить к другому помещику. Говорят, именно отсюда пошла поговорка — «вот тебе, бабушка, и Юрьев день». До этой поры крестьяне были относительно свободными и были лишь обязаны отрабатывать барщину либо платить оброк (современный аналог налогов, уплачиваемый процентом от произведенных товаров, собранного урожая и т.д.).

Дальше было только хуже — с середины XVII века устанавливался неограниченный срок по поиску и поимке беглых крепостных — то есть, помещик имел право вернуть в своё поместье как самого крестьянина, так и всю его семью, включая его потомков. Личное хозяйство крепостных крестьян теперь тоже стало считаться собственностью помещика. При этом в XVII веке всё же ещё не было открытой и массовой торговли крепостными — в одном из уложений говорилось, что «крещёных людей никому продавать не велено».

Начиная с XVIII веке законы стали изменяться — теперь стало можно свободно торговать крепостными. Фактически, то что начиналось как форма государственного «тягла» для крестьян (обязательные налоги+запрет на переход к другому помещику) начало превращаться в полное лишение крестьян каких-либо гражданских прав — началось настоящее рабство.

В XVIII и всей первой половине XIX века процветала свободная торговля крепостными крестьянами. Существовали некоторые ограничения, вроде запрета на разделение крестьянской семьи, но и они соблюдались далеко не всегда, крестьянин признавался личной собственностью помещика, и если во время «телесных наказаний» он погибал — то помещик не отвечал перед законом, словно убил курицу или теленка…

Как жили и работали крепостные.

«Крепостной люд» составлял немалую часть населения больших городов Российской Империи. В тридцатых годах XIX века население Петербурга насчитывало 450.000 человек, их которых «барских невольников» было 200.000 — почти половина населения. Крепостных держали в постоянном страхе, согласно предписанию — «они должны были жить тихо, смирно и в постоянном страхе наказания». Во избежание побегов крепостным не выдавались паспорта — то же самое будет сделано по отношению к крестьянам десятилетиями позднее, уже в СССР.

В городах крепостные рабочие участвовали в крупных стройках — именно они возвели большинство монументальных зданий в Петербурге — который в середине XIX века, кстати, был малоэтажным городком с большинством домов из дерева, а не из камня. На крупных стройках за рабочими надзирали смотрители и десятники — они часто были свободными людьми и иностранцами «из немцев».

Как и в сталинском СССР, жили крепостные в больших бараках целыми артелями, либо снимали какие-то большие помещения (тоже целой артелью). Одно из общежитий было на Сенной площади — общежитие состояло из больших комнат в несколько окон с русской печью в углу, а вдоль стен возвышались многоярусные нары, на которых спали крепостные — в комнате площадью 30-40 метров могло жить от 40 до 60 человек — мужчины, женщины и дети.

Питались петербургские крепостные очень плохо — ежедневной едой был простой черный хлеб (который брали с собой на работы), в лучшем случае к хлебу мог быть кусочек масла или луковица. Вечером на русской печке в общежитии готовились какие-нибудь «щи», которые очень отличались от современного варианта этого супа — чаще всего это был просто порубленный на 4 части и отваренный в подсоленной воде кочан капусты.

Как торговали людьми в Петербурге.

Газеты в конце XVIII-XIX веках пестрели объявлениями о «продажных людях». В одном из объявлений помещик распродавал своё «имущество» — «уже всё продано, осталась только дойная корова и мальчик, умеющий чесать волосы». Рядом могло быть такое объявление — «продаётся малый 17 лет и набор мебелей». В другом номере газеты сообщалось — «продаётся девка лет 30-ти и молодая гнедая лошадь». А в номере за 1800 год было такое объявление — «продаётся муж с женою, лет 40-45, доброго поведения, и молодая бурая лошадь». Продавцы, не стесняясь, в красках расписывали свой товар — «девка хороша с лица и дородна», «малый мастеровит и умеет сапожному делу», баба 40 лет, не уступит хорошему кухмистеру в приготовлении кушанья».

Помимо продаже крестьян по объявлениям, существовали также настоящие невольничьи рынки — их устраивали предприимчивые люди по образу и подобию восточных рынков. Невольничьи рынки располагались в видных и проходных местах российской столицы — например, у Поцелуева моста или на Лиговском канале. Покупатели приходили туда и выбирали «товар», при этом вели себя, как при покупке лошади — обязательным считалось ощупать покупаемого крепостного «на предмет увечий и немощи», а также посмотреть зубы.

Какова была цена на крепостных? В разные десятилетия стоимость менялась. Дороже всего стоили мастера своего дела, повара и парикмахеры, а дешевле всего — немощные крестьяне, «не могущие работать». В конце XVIII века крепостные стоили по нескольку десятков рублей — в 1782 году была произведена опись имущества капитана Зиновьева, в которую включили и крестьян — «Леонтий Никитин, 40 лет, по оценке 30 рублей. У него жена Мария Степанова, 25 лет, по оценке 10 рублей. Ефим Осипов, 23 лет, по оценке 40 рублей. У него жена Мария Деменьтева, 30 лет, по оценке 8 рублей».

Ближе к концу XIX века цены стали расти, и крепостных продавали уже по нескольку сотен рублей «за душу», особенно высокими цены были в столице.

Конец крепостничества и «Крымнаш» XIX века.

Как ни странно, поводом для отмены крепостного права послужил вовсе не рост какого-то там гуманизма (который был уделом небольшой горстки интеллектуалов, читающих книги и писавших статьи в газеты), а банально из-за нехватки денег — за несколько лет до 1861 года и знаменитой Крестьянской реформы Россия влезла в Крымскую войну, по результатам которой «исконнорусские» османские города Балаклава и Сеавстополь отошли к России.

Царская Россия была довольна, но война привела к полному опсутошению российской казны и к практическому разрушению российской финансовой системы. России пришлось прибегнуть к печатанию необеспеченных кредитных билетов, и рубль обесценился в два раза (что-то это мне напоминает). Крепостное право стало невыгодным бременем на теле и так хилой экономики — и его решили отменить.

Разумеется, крепостным крестьянам никто не рассказал о том, что всё дело в экономике да в Крыме, всё было обставлено как высочайшая царская милость — мол, проснулся утром царь, да решил по доброте душевной отпустить всех на волю. Манифест так и назывался — «О Всемилостивейшем Даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей». В переводе с царского на русский это означает, что теперь несвободные крестьяне приравнивались к свободным.

При этом данная «свобода» не сильно отличалась от прежней несвободы — да, людьми перестали торговать, но теперь они должны были платить помещику оброк за пользование его наделом либо отбывать барщину. В общем, даже «окончательное приобретение Крыма» не сделало бывших крепостных счастливыми…

Тени прошлого. Вместо эпилога.

Крепостное право было отменено всего чуть более 150 лет назад, и пришедшие в 1917 году к власти большевики были в 1-2 поколении выходцами из семей крепостных. Хорошо это было или плохо? С одной стороны, люди старались освободиться от векового гнета, который знали по рассказам отцов/дедов, а с другой стороны — сами того не ведая, полностью впитали семейные привычки и уклад бывших крепостных.

По сути, возведенная в СССР хозяйственная система ничем не отличалась от крепостничества, а местами даже переплевывала его — у людей по-прежнему не было никаких прав, не было реальных профсоюзов по защите их прав, а крестьяне до 1970-х годов даже не имели паспортов — и советский колхоз мало чем отличался от крепостнической общины. Во времена крепостничества считалось, что помещик имеет «высшую власть» над крепостными, в СССР такой властью стало обладать абстрактное «государство», которое рассматривало жителей страны не как свободных граждан, а как своих подданных.

Что интересно — многие российские публицисты и сейчас ещё считаю крепостное право чем-то хорошим, выдавая перлы вроде «крепостничество являлось органичной и необходимой составляющей российской действительности».

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *