605 просмотров

Как усложнили жизнь больных с гемодиализом

Отделение хронического гемодиализа 15-й городской больницы Петербурга перепрофилировано под прием больных, «зараженных» COVID-19. После того как пациентов перераспределили по другим диализным центрам, здоровье многих из них резко ухудшилось, сообщает Север.Реалии.

По распоряжению Роспотребнадзора, 15-я городская больница была перепрофилирована для приема больных с коронавирусной инфекцией. Как только пациенты отделения гемодиализа узнали, что им предстоит перевод в другие диализные центры, они сразу написали коллективное письмо в комитет по здравоохранению, в Роспотребнадзор, в Администрацию президента и в другие инстанции, указывая, что в 15-й больнице почему-то остаются работать другие отделения, которые не назовешь жизненно важными, и прося не закрывать отделение гемодиализа. «Принято решение, которое ставит гемодиализных больных в невыносимое положение, происходит нарушение и ущемление прав самых незащищенных слоев населения – инвалидов, которых легче всего обидеть…» – говорится в письме.

Объявление о закрытии отделения гемодиализа в 15-й больнице
Объявление о закрытии отделения гемодиализа в 15-й больнице

– Моему мужу надо было всего лишь перейти улицу, чтобы оказаться в 15-й больнице, а нам предложили ездить в Мурино или в Девяткино – но это же через весь город, – рассказывает Людмила, супруга Николая Жигалёва. – Я позвонила в диализный центр в Пушкине, а там говорят – только ваш заведующий может вас к нам направить. Я к заведующему, а он говорит, нет, у меня тут есть инвалиды-колясочники, мне их в первую очередь надо пристроить поближе. В конце концов договорились с диализным центром в Гатчине, теперь муж ездит туда. То есть он сначала едет на работу, где как директор делает распоряжения, бумаги подписывает, – и на диализ, а дорога туда больше часа, процедура занимает четыре часа, и так три раза в неделю. А в 15-й больнице у него пять раз в неделю диализ был. Это отделение ни в коем случае нельзя было закрывать, это очень тяжелые больные, они привыкли к месту, к своим приборам, диализаторам – а их вот так взяли и раскидали.

Заведующий отделения гемодиализа 15-й больницы Константин Вишневский, по словам пациентов, сделал все, чтобы отделение не закрылось, там даже появился отдельный вход во избежание контактов с коронавирусными больными. Сам заведующий комментировать ситуацию не захотел. Врач этого отделения Екатерина Валентиновна не считает решение закрыть отделение правильным.

– У нас многокорпусная система, и непонятно, почему закрыли именно корпус с гемодиализом. Роспотребнадзор просто поставил нас перед фактом, без обоснований. У нас ведь и вход отдельный, и вентиляция изолированная, наверное, наших больных можно было оставить. А вот сочетание их в одном корпусе с коронавирусными больными все равно вряд ли возможно.

Отделение гемодиализа 15-й больницы перепрофилировали под прием больных с коронавирусом
Отделение гемодиализа 15-й больницы перепрофилировали под прием больных с коронавирусом

По словам врача, обстановка в больнице непростая: очень много медработников болеет коронавирусом, включая ее саму, кто-то находится дома, кто-то лечится в своей же больнице.

15-я больница даже была оштрафована на 100 тысяч рублей за то, что отделение закрылось позже, чем было предписано. Пресс-секретарь комитета по здравоохранению Петербурга Ольга Рябинина говорит, что его закрыли ради безопасности пациентов – чтобы минимизировать риски заражения коронавирусом.

– Пациенты не были подвергнуты угрозе заражения, они ни на один день не остались без необходимой помощи, были распределены по другим центрам гемодиализа. Среди них нет далеких центров за пределами города, – поясняет Рябинина. – 29 человек получают помощь в 1-м медицинском университете и Военно-медицинской академии, 60 в купчинском центре амбулаторного диализа, остальные – в Балтийской медицинской компании и еще в пяти центрах. Больше в комитет жалоб от пациентов не поступало.

Муниципальный депутат Нэлли Вавилина говорит, что жалоб от пациентов много.

Все носятся с коронавирусом, но про другие болезни тоже нельзя забывать, там же катастрофа

– Не нужно иметь специального образования, чтобы понимать, насколько гемодиализ важен для пациентов, закрытие отделения – это геноцид какой-то. Роспотребнадзор и комздрав рапортуют, что людей распределили по другим отделениям, а чего стоит людям туда добраться и в каком они состоянии – это никого не волнует, – считает депутат. – Им вообще сначала предложили ехать в Мурино, Кудрово, Девяткино – это же почти Ленинградская область, хорошо хоть от этого удалось отбиться! Понятно, что сейчас все носятся с коронавирусом, и это правильно, но про другие-то болезни тоже нельзя забывать, там же во многих областях катастрофа назревает!

После закрытия отделения жизнь большинства больных резко осложнилась, а здоровье ухудшилось, говорит Анна Важинская. Ее отец был пациентом этого отделения, а теперь лежит в Боткинской больнице с коронавирусом. Заразился он, по словам дочери, после того, как всего два раза съездил в другое место.

Отец Анны Важинской Николай Алексеевич
Отец Анны Важинской Николай Алексеевич

– Хорошо хоть мы добились, что в Мурино никого не отправили, как сначала хотели. Моего папу перевели в купчинский центр амбулаторного диализа, это был, наверное, ближайший центр, потому что пушкинский тоже переквалифицировали под ковид, а в 26-й больнице мест не было. Но папа съездил в новое место всего два раза, и теперь он лежит в Боткинской больнице с коронавирусом. Утверждать, что он заразился именно в этом купчинском центре, я не могу, но точно знаю, что многие из тех, кто туда ездил, заболели ковидом, – рассказывает Анна. – Его забрали по скорой 23 мая, а до него оттуда в инфекционные больницы попали уже 10 человек. Причем когда людей переводили из 15-й больницы, у всех брали тесты, и у папы тоже, и все было чисто.

Перевод в другое отделение ее отец перенес очень болезненно, для многих пациентов это стало большим стрессом, утверждает Важинская:

– Многие из-за этого в больницы загремели, людям тяжело и морально, и физически. Раньше папе до гемодиализного центра было две остановки, мы его сажали на такси, и он ехал. А теперь кому-нибудь из нас приходится его отвозить и забирать – ехать 45 минут, а видит он плохо, в новой обстановке ему не сориентироваться. Он еще вполне бодрый был, ходил нормально, а тут мне ему в Боткинскую больницу пришлось ходунки привезти – я не представляю, в каком он теперь состоянии, как будет передвигаться и сможет ли вообще восстановиться.

По словам другого пациента 15-й больницы, Дмитрия Николаевича, о потере этого отделения жалеть не стоит, поскольку оно было в плачевном состоянии.

Я во многих больницах был, но эта самая отстойная, отсюда хочется просто сбежать

– Я здесь уже семь лет, и тут ничего не изменилось, как была грязь, так и осталась, а сейчас еще комнатушка у меня прямо у туалета, дышать нечем, ремонта не было, с потолка лепешки какие-то валятся. Надо было закрыть все, сделать ремонт, а потом опять открыть – я просто возмущен. Я во многих больницах был, но эта самая отстойная, отсюда хочется просто сбежать. Мне 54 года, я столько лет отработал на государство, а теперь оно просто кинуло нас. Мне здесь еще в других отделениях лежать приходилось, так я однажды домой вшей принес, потом диван выбросить пришлось.

Наталию Александровну перевели в 26-ю больницу, ей тоже неудобно – она лечится еще и в отделении гематологии все в той же 15-й больнице, и теперь ей надо ездить в два места, а не в одно. Тамару Васильевну перевели в больницу на Бухарестской улице. В 15-й больнице, говорит, ей было лучше.

– Там у нас хоть кровати были, а здесь кресла раскладные, это совсем неудобно: катетер приходится держать самим в руке – это четыре часа как на минном поле. И еще когда приезжаем, ждем иногда на улице по полчаса, когда нам двери откроют – предбанника у них нет никакого. В общем, поставили нас в невыносимое положение, иначе и не скажешь.

Владимир Николаевич раньше тратил на дорогу 15 минут, а теперь ездит через весь город 1,5 часа.

Три раза в неделю – это 600 рублей. Как это пенсионеру – нормально или нет?

– Езжу из Солнечного города в Военно-медицинскую академию. И стоимость соответственная – раньше я платил за социальное такси 30 рублей, а теперь 100 в один конец. Три раза в неделю – это 600 рублей. Как это пенсионеру – нормально или нет? Хотя и в 15-й больнице условия были так себе, там действительно грязь, и переселяли нас несколько раз, и вход в раздевалку прямо с улицы, и аппаратура вся очень старая. Но сестры стараются, конечно.

Если даже на социальное такси выходит 600 рублей, то что же делать тем, у кого нет на него права? Больные жалуются, что одна поездка на гемодиализ теперь обходится им около 1000 рублей. Впрочем, в комитете по здравоохранению утверждают, что все больные ездят на социальном такси. «Эта проблема уже решалась, и все они должны были получить необходимый транспорт», – утверждает Рябинина из комздрава. Между тем в коллективном письме пациентов говорится, что два года назад была отменена централизованная развозка больных к месту процедуры, и людям, которые не могут ездить в общественном транспорте, пришлось 24 раза в месяц заказывать такси. Положение спасало только то, что все они жители Красносельского района и ездить им было не так далеко и дорого.

Сейчас пациенты отделения гемодиализа 15-й больницы обратились за помощью к уполномоченному по правам человека в Петербурге Александру Шишлову.

– Проблема очень острая, формально возможность получить процедуру гемодиализа в других местах людям обеспечили, но все это очень неудобно, требует дополнительного времени и денег, – объясняет Шишлов. – Мы уже давно говорим, что категория людей, которые не могут жить без гемодиализа, должна иметь право на социальное такси, но, к сожалению, до сих пор проблема не разрешилась. Мы обращались к вице-губернатору Эргашеву, но ответа пока нет, и признаков решения проблемы я не вижу.

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *