316 просмотров

«Достать препарат невозможно»: больные с артритом остались без лекарств

«С конца марта из аптек пропал «Плаквенил», который я принимаю уже в течение нескольких лет. Сначала Комитет по здравоохранению Санкт-Петербурга выделил две аптеки, где препарат можно было купить. При предоставлении паспорта и эпикриза выдавали одну пачку в руки. Потом закончился «Плаквенил» и там», – рассказывает Татьяна Васильева из Петербурга. У нее системная красная волчанка и вторичный антифосфолипидный синдром, пишет Сибирь.Реалии.

В середине апреля Минздрав выпустил рекомендации по лечению коронавирусной инфекции. В качестве препаратов для оказания медицинской помощи пациентам с COVID-19 предлагалось использовать гидроксихлорохин. Это действующее вещество как раз и содержится в «Плаквениле», а также его аналогах, которые применяется при системной красной волчанке, ревматоидном артрите и ряде ревматических заболеваний.

Оставляя женщин без терапии, мы совсем оголяем их

«Я больной человек со стажем, так что пара пачек про запас у меня есть всегда», – говорит Татьяна Васильева. Сейчас у нее осталась одна упаковка, которой ей хватит на месяц. «По словам моего врача, препарат обладает накопительным действием, так что еще на полмесяца запасов должно хватить. Что будет дальше, никто не знает. Людям с моими заболеваниями противопоказано солнце, поэтому менять или снижать дозу препаратов летом и весной не рекомендуется – это может привести к обострению. Зимой я бы перенесла это легче», – рассказывает она.

Продажа "Плаквенила" в Интернете по завышенной цене. Скриншот предоставлен Татьяной Васильевой
Продажа «Плаквенила» в Интернете по завышенной цене. Скриншот предоставлен Татьяной Васильевой

Еще одну упаковку лекарства она отдела беременной женщине с системной красной волчанкой. «Теперь мы ежедневно вместе смотрим, не появился ли «Плаквенил» в аптеках. Пока ничего не нашли, зато натыкаемся на объявления на «Авито», где наше лекарство продают за десять тысяч рублей. Обычно оно стоит около 600 рублей в аптеке», – добавляет Васильева.

При волчанке в сочетании с антифосфолипидным синдромом «Плаквенил» – единственная возможность улучшить исход беременности, уверена старший научный сотрудник Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И.Кулакова Татьяна Кирсанова. «Оставляя женщин без терапии, мы совсем оголяем их. Возможности заменить препарат нет, а без него исход беременности с большой долей вероятности будет плачевным», – рассказывает Кирсанова.

Когда Минздрав только опубликовал рекомендации о лечении коронавирусной инфекции гидроксихлорохином, врач купила несколько упаковок «Плаквенила», который позже раздала своим пациенткам. Сейчас купить препарат уже практически невозможно.

Таблеток у меня осталось на две недели

«У пациенток с волчанкой беременность обычно протекает не очень гладко. У кого-то уже были неудачные исходы, – отмечает Кирсанова. – Помимо «Плаквенила», они остались сейчас и без ряда других препаратов, которые не поступают в Россию из-за закрытых границ. Мы вынуждены каким-то образом изгаляться и находить новые варианты терапии, но это, конечно, тяжело, потому что мы имеем дело с беременностью высокого риска».

У москвички Марины Филиной ревматоидный артрит. Недавно она родила сына и сейчас тоже оказалась без лекарств. «Таблеток у меня осталось на две недели. Мой лечащий врач говорит, что достать препарат сейчас невозможно, поэтому он предложил мне его растянуть. То есть, теперь я буду пить не по одной таблетке в день, а по по одной раз в три-четыре дня. Конечно, есть угроза, что все это приведет к обострению», – говорит Филина.

Перейти на другой препарат она не может. «Для того чтобы достигнуть ремиссии и прийти к «Плаквенилу», мне потребовалось несколько лет. Существует слишком высокий риск, что мое состояние на другом препарате ухудшится», – переживает она.

Пациенты с волчанкой ищут в соцсетях "Плаквенил"
Пациенты с волчанкой ищут в соцсетях «Плаквенил»

Петербурженка Юлия настроена более оптимистично. Она больна волчанкой уже несколько лет и сейчас находится в ремиссии. По ее словам, препарат все еще можно найти: либо в группах, где люди с аналогичными заболеваниями обмениваются препаратами, либо в редких аптеках. «Говорить, что «Плаквенил» пропал совсем, неправильно. Другое дело, чтобы найти его, нужно обзванивать все аптеки, а потом ехать в центр города, чтобы его забрать. В условиях пандемии это не лучшее решение для человека с аутоиммунным заболеванием», – говорит Юлия.

Информацию о том, что ряд препаратов, которые применяются при системной красной волчанке, ревматоидном артрите, ювенильном идиопатическом артрите, системной склеродермии и других ревматических заболевания, стало сложно найти в аптеках, подтверждает и член президиума ревматологической ассоциации «Надежда» Полина Пчельникова. По ее словам, некоторые лекарства пропали полностью – их невозможно ни получить по государственной льготе, ни купить в аптеке. Начались проблемы после того, как Минздрав включил эти препараты в список лекарств, рекомендованных для лечения осложнений новой «коронавирусной» инфекции.

К такому выводу ассоциация пришла после того, как провела опрос среди пациентов о доступности необходимых им препаратов. 57% участников ответили, что не могут получить гидроксиламин. В России он выходит в виде таблеток под названиями «Плаквенил» или «Иммард». «Никакого препарата, который бы полностью заменял действие этих лекарств, нет», – добавляет Пчельникова.

В некоторых регионах пропал также «Метотрексат». Он используется в том числе в детской онкологии. Около 15% опрошенных отметили, что лекарство либо не удается получить по государственной льготе, либо пропало торговое название, под которым препарат выпускался. «В некоторых регионах пропали все торговые наименования иностранного производства. С коронавирусной инфекцией это связано косвенно. Мы можем сделать предположение, что препарата стало поступать в Россию меньше в связи с закрытием границ», – говорит Пчельникова.

В последние недели ассоциация начала получать сообщения о том, что в аптеках стало сложно найти и глюкокортикостероиды. Они входят в последнюю рекомендацию Минздрава по лечению пациентов с коронавирусной инфекцией.

«Стали пропадать также генно-инженерные препараты. Среди них, например, Ингибитор интерлейкина-6 – известный как «Тоцилизумаб» или «Сарилумаб» (тоже применяются при ревматических заболеваниях. – СР). Они тоже вошли в рекомендации Минздрава», – говорит Пчельникова.

По ее словам, в основном сложности с получением медикаментов коснулись пациентов из Москвы, Санкт-Петербурга, Московской, Архангельской, Калининградская и Новгородской областей, а также Пермского и Ставропольского края. Корреспондент Север.Реалии направил обращения во все указанные Минздравы с просьбой прокомментировать ситуацию. В Министерстве здравоохранения Архангельской области сообщили, что обращений от пациентов, страдающих системной красной волчанкой или ревматическими заболеваниями, не поступало. «Плаквенил» имеется в наличие в том количестве, которое необходимо медицинским учреждениям, а также пациентам, получающим препарат по льготе. Об этом же сообщили в Министерстве здравоохранения Калининградской области.

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *