487 просмотров

Скрытый геноцид: Больницы отказываются госпитализировать онкобольных

«Проект»: вопреки обещаниям Минздрава, больницы из-за «коронавируса» отказываются госпитализировать даже онкобольных и потеряют до 140 млрд рублей

Режим самоизоляции и сокращение планового приема больных из-за коронавируса грозят российским больницам и поликлиникам убытком до 4,5% годового дохода, что уже сказывается на зарплате врачей. Доплаты «за коронавирус» не компенсируют это — их получит только каждый пятый медработник, пишет независимый интернет-портал «Проект».

Вопреки заявлениям властей, из-за перепрофилирования центров под борьбу с коронавирусом в последние месяцы необходимой помощи лишались тяжелые больные, в том числе с онкологическими заболеваниями. Одну из пациенток с диагнозом «острый лимфобластный лейкоз» и необходимостью срочного лечения отказывались принимать в больницах Москвы, Московской и Владимирской областей. Только через три недели ей удалось добиться госпитализации в отделение гематологии.

Жалобы на то, что «некоронавирусные» больные по самым разным профилям из-за эпидемии лишаются нужного им лечения, поступают из всех регионов России по самым разным профилям. Например, в общественную организацию больных ревматическими заболеваниями «Надежда» в апреле обратилось вдвое больше людей, чем обычно, с жалобами на отказы в плановых госпитализациях и невозможность получить лекарства. В России 1,3 млн больных ревматическими заболеваниями получают иммуносупрессивную терапию, из них до 66 тыс. нуждаются в регулярных госпитализациях.

По федеральной программе бесплатной медпомощи в 2020 году запланировано 26 млн госпитализаций, из которых примерно половина приходится на экстренную помощь, а вторая — на плановые госпитализации. Уже 19 марта, когда в России было всего 197 заболевших, Минздрав России начал ограничивать работу российских поликлиник и стационаров: запретил проводить диспансеризации и ограничил плановые госпитализации и приемы в дневных стационарах только теми, которые проводятся по направлению лечащего врача поликлиники, к которой приписан пациент.

При этом неофициально выдачу даже таких направлений ограничивали, а директор фонда медстрахования Якутии Александр Горохов заявил, что плановую госпитализацию больных лучше отложить до улучшения эпидемической ситуации.

Ограничивая госпитализации, Минздрав пообещал оставить в полном объеме оказание помощи больным раком и сердечно-сосудистыми заболеваниями. Но кардиологические центры также закрывались. Например, федеральный центр сердечно-сосудистой хирургии в Красноярске 26 марта объявил об ограничении приема пациентов старше 65 лет на госпитализацию и амбулаторный прием, а с 17 апреля вовсе прекратил плановую госпитализацию.

Иногда ограничения были более узкими. Кардиоцентр в Хабаровске еще 23 марта объявил о прекращении приема приезжих пациентов. А 27 марта главный анестезиолог-реаниматолог Минздрава Игорь Молчанов заявил, что в России отложены все плановые хирургические операции.

В конце марта к Минздраву присоединился Роспотребнадзор: в ряде регионов плановые госпитализации запрещались постановлениями главных санитарных врачей регионов. Например, 25-26 марта такие постановления были выпущены в Санкт-Петербурге и Пермском крае, 13 апреля — в Хабаровском крае, 14 апреля — в Новгородской области, 21 апреля — в Тамбовской области. Причем в Хабаровском крае постановление главного санврача оговаривало обязательный анализ на коронавирус даже для экстренной госпитализации. Такие постановления поставили под вопрос оказание плановой стационарной помощи по всем профилям, включая онкологию и сердечно-сосудистые заболевания, которые Минздрав обещал оставить «в полном объеме».

Постановление правительства от 19 марта одновременно с приостановкой плановых госпитализаций обязывало регионы сформировать списки больниц для лечения коронавируса. На первом этапе чаще всего это были областные и городские больницы с инфекционными и пульмонологическими отделениями. Но уже в начале апреля перепрофилирование затронуло и часть хорошо оснащенных узкопрофильных федеральных центров.

Это затронуло и клиники, которые не имели отношения к инфекционным болезням и болезням органов дыхания. В некоторых случаях перепрофилирование вызывало протесты сотрудников и пациентов центров: врачи перинатального центра в Екатеринбурге, который попал в список перепрофилируемых, подали петицию на Change.org, где заявили, что не могут временно выписать пациентов.

После публикации петиции Минздрав разослал по регионам письмо, в котором сообщил о «многочисленных обращениях граждан о снижении доступности медицинской помощи женщинам в период беременности и родов» и заявил о перепрофилировании акушерских стационаров «только в случае крайней необходимости». Центр в Екатеринбурге в итоге перепрофилирован не был, хотя ему и пришлось в мае закрыться на 11-дневный карантин из-за обнаружения коронавируса у сотрудника.

Врачи за три месяца могут потерять до 30 тысяч рублей каждый

По оценкам журналистов, российские больницы недополучат от 45 до 140 млрд рублей из-за отказа от плановых госпитализаций и снижения объема платных услуг — это от 1,5% до 4,5% их ожидаемого дохода в 2020 году. При этом плановые госпитализации составляют около 40% всего дохода от стационарного лечения. В Курской области объем финансирования круглосуточных госпитализаций в апреле оказался на 25% меньше запланированного, случаев лечения в дневном стационаре — на 60%, а всего на 35%. В Ямало-Ненецком округе финансирование круглосуточных госпитализаций оказалось на 26% меньше запланированного, дневных — на 32%, а всего на 27%. В Ульяновской области план недовыполнен на 12% и 16% соответственно, а всего на 13%.

Директор якутского ФОМС Александр Горохов в апреле прогнозировал снижение в республике объемов госпитализаций на 10-30% от запланированных на 2020 год. А по оценке президента «Лиги защитников пациентов» Александра Саверского, сейчас объемы «некоронавирусной» помощи снижены на 70-90%. При этом даже сокращение объемов стационарной помощи на 30% за три месяца, с апреля по июнь, выльется в годовой убыток более 115 млрд. руб. — 7,5% от годового дохода стационаров. Власти же еще не предложили решения проблемы: больницы постараются провести отложенные госпитализации до конца года, чтобы все-таки выполнить годовой план, однако им могут потребоваться дополнительные деньги из-за роста запущенных случаев и тяжелых состояний пациентов, обусловленных карантинными мерами.

Кроме того, немалые убытки медицина потерпит и от снижения числа платных услуг, которые составляют около 8% их дохода, а у стоматологических поликлиник и кожно-венерологических диспансеров — до 30-40% дохода. Сейчас они или не оказываются, или оказываются в весьма небольшом объеме: при сокращении платных услуг на 30% за второй квартал российские больницы и поликлиники потеряют более 22 млрд рублей, а сами потребители еще долго будут экономить на услугах. Сокращение дохода от платных услуг в июле-декабре 2020 года хотя бы на 10% принесет российской государственной медицине еще 15 млрд руб. убытков.

Если учесть, что медицинские организации направляют на выплаты работникам более половины дохода от платных услуг и около 70% всех доходов от средств ОМС, сокращение госпитализаций и платного приема на 20% в течение трех месяцев может обернуться сокращением фонда оплаты труда российских медработников на более чем 90 млрд руб., или до 30 тыс. рублей для каждого из них в год.

Подобное снижение зарплат уже началось. Так, в Самаре врачи и медсестры в горбольнице N4 получили в апреле зарплату на 10-18 тыс. меньше, чем в марте. После этого больница была перепрофилирована под прием больных с «внебольничной пневмонией» и почти сразу закрыта на карантин после заражения нескольких врачей и пациентов. В Александро-Мариинской клинической больнице в Астрахани работников «некоронавирусных» отделений в конце апреля отправили в простой с сохранением двух третей оклада — это означает снижение дохода в несколько раз, так как в расчет не будут входить надбавки. То же самое произошло в поликлинике Курской областной больницы.

Лечение больных коронавирусом компенсирует убытки лишь отчасти: к середине мая оно принесло больницам около 30-35 млрд рублей, но эти деньги получат в основном больницы в регионах, на которые приходится 70% случаев коронавируса в России. А простаивают стационары одинаково везде. Дефицит средств, возникающий из-за отмены плановых госпитализаций, будет расти в тех регионах, где отмечено меньше случаев коронавируса. Кроме того, до сих пор неизвестно число больных пневмонией, связанной с коронавирусом: по отдельным сообщениям главврачей московских и некоторых региональных больниц можно сделать вывод, что это как минимум еще четверть от больных коронавирусом.

В какой-то степени эти убытки должны компенсироваться за счет доплат медработникам, которые лечат больных коронавирусом. Однако получат их не все, а только каждый пятый российский медработник: 116 тыс. врачей из 565 тыс., 243 тыс. фельдшеров, медсестер и медбратьев — а всего их 1,3 млн чел., 48 тыс. человек младшего медперсонала из 264 тыс.

Порядок назначения и расчета доплат вызвал шквал возмущения со стороны медработников. Сначала им рассчитывали выплаты «по фактическому времени работы» с больными коронавирусом — в одних регионах по сменам, в других по часам и минутам «непосредственного контакта» с больными. Получив первые доплаты, медработники начали массово жаловаться на их копеечный размер. В Мурманской области, где на строительстве верфи в Белокаменке заразились 2 тыс. рабочих, сотрудники скорой помощи сообщали о доплатах в 200-300 рублей.Таким образом к середине мая регионы из 27,5 млрд перечисленных им средств выплатили только 4,5 млрд рублей.

После массовых жалоб в постановлениях правительства исчезла формулировка о «фактическом времени» работы с коронавирусом и регионы начали доплачивать медикам оставшиеся деньги. Минздрав уточнил также, что выплаты полагаются водителям скорых на аутсорсинге, которые формально не являются сотрудниками больниц.

Однако это не сняло других вопросов о том, кому положены выплаты. Формально под критерии первого постановления, установившего доплаты, попадают врачи, фельдшеры и медсестры скорой помощи, средний и младший медперсонал стационаров и поликлиник. При этом формулировка о том, что доплаты направляются «организациям, в которых оказывается медицинская помощь гражданам, у которых выявлена новая коронавирусная инфекция», привела к тому, что в доплатах отказывают сотрудникам медицинских организаций, формально не перепрофилированных под коронавирус. Второе постановление более четко определяет, что выплаты полагаются сотрудникам бригад скорой помощи и стационаров, где оказывалась помощь больным коронавирусом. Но здесь, как и в первом постановлении, конечный список получателей должен устанавливаться конкретным главврачом по конкретной больнице.

Разные подходы к расчетам и разное число больных коронавирусом в регионах приводят к тому, что в отдельных областях доля медработников, которые получат доплаты, намного меньше, чем в целом по России. В Хабаровском крае это, например, 3,5 тыс. из 20 тыс., в Самарской области — 4 тыс. из 46 тыс. медработников , в Приморском крае — 4,4 тыс. из 27 тыс. человек.

Даже в Нижегородской области, которая занимает четвертое место в России по числу больных коронавирусом, доплаты за апрель получит только каждый шестой медработник — 7.3 тыс. из 43 тыс. Иногда из региональных бюджетов доплачивают всем медработникам — например, от 3 до 10 тыс. рублей в Саратовской области, но это не общая для регионов практика. Остальным приходится только ждать, пока закончится карантин.

Подробнее: https://www.newsru.com/russia/27may2020/hospital_ubytki.html

Один комментарий

  1. В вопросе об участии в голосовании приведены только неправильные варианты. Нет варианта «Да, проголосую против». Кто не примет участие, проголосует за поправки пустым бюллетенем.

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *