472 просмотров

Взаперти и без денег. Для кого государство копило резервы

В России введены жесткие карантинные меры. Люди, не занятые в системах жизнеобеспечения и охраны правопорядка, должны сидеть по домам. Экономика страны встала. То, что бизнесу и населению в этой ситуации потребуются экстраординарные меры поддержки, было очевидно с самого начала кризиса. И в России история с этой поддержкой получилась весьма красноречивой и поучительной. Об этом в новом выпуске программы «Деньги на Свободе» с Максимом Блантом – он подготовлен журналистами «Свободы» из дома, поскольку Москва закрыта на карантин.

Началось все 25 марта с обращения Путина к россиянам. Главное, что обращает на себя внимание в этом выступлении, – попытка переложить основное бремя с государства на бизнес. Первым делом президент объявил о нерабочей неделе с 30 марта по 5 апреля.

Полная видео версия программы:

В разъяснении Министерства труда говорится, что наличие в марте и апреле нерабочих дней не может служить основанием для снижения зарплат. При этом оплату работодатели должны произвести в обычном, а не повышенном размере, поскольку нерабочие дни не относятся к выходным или нерабочим праздничным дням. Кроме того, неделю вычитать из отпуска работодатели не имеют права.

Проявление щедрости за чужой счет

Однако ни в разъяснении министерства, ни в обращении Путина ни слова не говорится о том, откуда работодателям взять денег, чтобы покрыть убытки из-за временного простоя. Снижать зарплату и отправлять сотрудников в неоплачиваемый отпуск нельзя. Точка.

В других странах все компании, которые были вынуждены остановить свою работу из-за коронавируса, получают от государства субсидии на выплату до 80 процентов заработных плат своим работникам. Путин эту тему вообще обошел.

С чиновниками, госслужащими, силовиками всех мастей и пенсионерами все понятно. Для них есть госбюджет. Пенсионерам даже апрельскую пенсию перечислили досрочно. А все остальные проедают то, что у них было, – в надежде либо на то, что этот карантинный кошмар скоро закончится, либо на то, что государство наконец трезво оценит сложившуюся ситуацию и примет меры.

Тот же подход – проявление щедрости за чужой счет – и в установлении минимальных выплат по больничному листу на уровне минимального размера оплаты труда.

Отсрочка налоговых выплат вовсе не означает их отмену

Еще одна обещанная Путиным мера – полугодовой мораторий на прием заявлений о банкротстве недобросовестных должников. И опять ни полслова о какой-то компенсации кредиторам со стороны государства. А это значит, что бремя спасения от банкротства компаний, которые оказались не в состоянии обслуживать свои кредиты и другие долговые обязательства, ложится на банки и те компании, которые имели неосторожность ссужать кому-то деньги.

На улице в Санкт-Петербурге
На улице в Санкт-Петербурге

Из той же серии каникулы по потребительским и ипотечным кредитам для тех, чей доход снизился на 30 процентов и больше. Эта мера была введена практически повсеместно в пострадавших от коронавируса странах, и практически везде государство публично взяло на себя обязательства тем или иным способом компенсировать банкам выпадающие доходы. У Путина и об этом ни слова.

Что касается налоговых каникул для малого и среднего бизнеса, который в России, как и в по всему миру, оказался в совсем уж неприятной ситуации, отсрочка налоговых выплат вовсе не означает их отмену. Заплатить их российским компаниям все равно придется, но позже, что явно не добавляет оптимизма.

О социальных выплатах, на которые расщедрились российские власти, даже говорить стыдно. Единственное нововведение – перечисление с апреля по июнь включительно по 5000 рублей в месяц на детей до трех лет семьям, имеющим право на материнский капитал. Все.

В одном из немногих еще остававшихся открытыми баров москвичи слушают обращение Путина
В одном из немногих еще остававшихся открытыми баров москвичи слушают обращение Путина

Путин не нашел времени лучше, чтобы обложить новой податью тех самых людей, на которых держится платежеспособный спрос.

Но совсем уж феерической частью обращения Путина к народу стало объявление о введении налога на проценты по банковским депозитам свыше миллиона рублей и повышение с двух до 15 процентов налога на дивиденды, которые получают иностранные акционеры российских компаний.

Ладно еще иностранные инвесторы, интересы которых в России давно уже мало кого интересуют, равно как и состояние отечественного фондового рынка. Но миллион рублей на банковском депозите – это не олигархи и не миллиардеры. А если учесть разъяснение Грефа о том, что дробить депозиты бессмысленно, и государство этот миллион будет считать, суммируя все депозиты человека, то и вовсе становится грустно.

Путин утверждает, что налог коснется одного процента россиян, но это откровенное вранье. Если брать все открытые счета, то депозиты больше миллиона – это действительно около процента. Но у большинства россиян куда больше одного счета. Если же брать долю из всех денег россиян, которые они хранят в банках, то на “миллионные” счета приходится больше половины. По данным Агентства по страхованию вкладов – 55 процентов.

И вот Путин не нашел времени лучше, чтобы обложить новой податью тех самых людей, на которых держится платежеспособный спрос — тот самый спрос, что и так пострадал и от девальвации рубля, и от обвала фондового рынка, и от комы, в которую впала российская экономика.

Это «у них» финансовая стабильность и большие резервы

Значительная часть российских граждан сделала для себя очень неприятное открытие. Все разговоры из серии «у нас финансовая стабильность» и «у нас большие резервы» для тех, кто работает в негосударственном секторе экономики и никак не зависит от государства, после путинского обращения неожиданно приобрели новый смысл. Оказывается, речь шла не обо всех. Оказывается, это «у них» финансовая стабильность и большие резервы, которые «им» помогут справиться с любым кризисом. Страна разделилась на тех, кто живет за счет государства – и в их финансовом положении совсем уж радикальных перемен на первых порах не произойдет, и тех, кто от государства не зависит, скорее наоборот. И они, как выясняется, должны были сами позаботиться и о резервах, и подготовке к кризису.

Выступление Путина настолько резко контрастировало с тем, что говорят и делают лидеры других стран, что возникли серьезные сомнения в том, насколько адекватно он и его окружение оценивают ситуацию, которая складывается у нас в стране. Речь президента вызвала резкую волну негатива, который прорвался даже на встрече Путина с представителями бизнеса в четверг.

Московское кафе, закрытое на карантин
Московское кафе, закрытое на карантин

Ряд известных экономистов, включая Сергея Гуриева и Константина Сонина, написали Путину письмо, в котором указали на явную недостаточность предложенных Центробанком и правительством мер. В реальности, по их мнению, для того чтобы удержать ситуацию, вместо 300 миллиардов придется потратить в 20–30 раз больше – пять-десять триллионов рублей. Причем сделать это придется быстро.

Только после этого глава ЦБ и правительство заговорили о мерах, которые хоть как-то приближаются к тому, что делают другие страны. ЦБ включил печатный станок и расширил кредитные линии системно-значимым банкам до пяти триллионов рублей под символические 0,15 процента годовых. Список отраслей, которые получат льготное кредитование и другие меры поддержки, существенно расширился.

Глава Минфина Антон Силуанов объяснил, что налог на проценты по вкладам будет принят только в 2021 году, а взиматься начнет и вовсе с 2022.

Еще государство обещало помочь и с выплатами зарплат компаниям, которые из-за введенных ограничений столкнулись с недостатком средств. Им будут предложена краткосрочная – до полугода – беспроцентная ссуда. Это не совсем то, чего ждал бизнес, но лучше того, что поначалу предложил Путин.

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *