295 просмотров

Экологический геноцид: Город под черным небом или что происходит в Красноярске

Красноярск годами живет в режиме «черного неба». В этом году отчаявшиеся горожане обратились за помощью к Юрию Дудю, экологические проблемы города «зарифмовал» Сергей Шнуров. В результате, 25 февраля по приглашению губернатора Александра Усса в город приехала глава Росприроднадзора Светлана Радионова. Она сходу пообещала «заняться не пиаром, а реальным решением проблемы» и к концу недели «прояснить полную картину загрязнений города», но в итоге отложила своё обещание на месяц. Активисты на въезде в Красноярск установили указатель «Город Ад», сообщает Сибирь.Реалии.

«Город Ад»?

17 февраля на портале AirVisual Красноярск был назван самым грязным городом планеты. В это время, а точнее с 14 по 18 число в городе действовал «режим чёрного неба»: стоял туман, видимость ограничивалась 500-ми метрами. Над Красноярском висела плотная дымовая шапка, а люди жаловались на запах сажи и першение в горле. В очередной раз режим черного неба ввели с 25 по 27 февраля.

Режим черного неба – это неблагоприятные метеорологические условия (НМУ), возникающие, когда вредные вещества не рассеиваются в атмосфере, а накапливаются. Явление связано с географическим положением города, техногенными факторами и чаще проявляется в морозную или жаркую и безветренную погоду.

Во время режима НМУ власти края требуют от предприятий отчётов о снижении выбросов: в феврале документы чиновникам подали представители только 51 предприятия из 118. В региональной администрации пообещали привлечь руководителей не отчитавшихся компаний к ответственности. Но жители города считают, что ничтожные штрафы никак не влияют на сознательность гигантских предприятий с огромными доходами

Экологическая обстановка в Красноярске обострилась около шести лет назад, а активный общественный протест формируется в течение последних трёх лет. Местные власти признают, что проблема существует, но основным фактором загрязнения упорно называют транспорт, а также продукты сгорания угля от местных котелен. Горожане и экоактивисты уверены, что главный вред экологии города наносят промышленность и ТЭЦ. Красноярский алюминиевый завод (КРАЗ) принадлежит РУСАЛу, основанному Олегом Дерипаской. Местными ТЭЦ и расположенными в крае угольными разрезами, поставляющими в город топливо, владеет Андрей Мельниченко. Штаб Навального в Красноярске обнаружил, что сын губернатора Александра Усса является бенефициаром угольного разреза. Чиновник это признал, но добавил, что разрез небольшой и это никак не влияет на принятие стратегических решений. Конфликта интересов он тут не видит.

Александр Усс
Александр Усс

«Красноярск. Небо»

Страницу в соцсетях с таким названием создал активист Игорь Шпехт. Он предложил желающим разместить у себя на балконах датчики, которые будут собирать информацию о загрязнении атмосферы и в режиме реального времени передавать на сайт. Есть аналогичный мониторинг и у местного министерства экологии. Показания у этих двух систем сходятся, а выводы разнятся. По словам Шпехта, он пользуется шкалой загрязнений, принятой в Европе, США и Китае, где опасным считается порог в 160 микрограммов частиц на кубометр воздуха. Официальный мониторинг использует шкалу, придуманную в Советском Союзе. По ней опасное загрязнение наступает гораздо позже – при 1600 микрограммов на кубометр.

Частная система мониторинга раздражает чиновников. Они пытались запретить её через суд, – ссылаясь на то, что для проведения мониторинга необходима лицензия. Дело развалилось, но претензии, оказывается, сохранились: на встрече с Радионовой глава Росгидромета Игорь Шумаков снова заявил Шпехту, что ему для мониторинга необходимо получить лицензию.

Игорь Шпехт
Игорь Шпехт

– Раз со стороны чиновников звучат обвинения – значит они не собираются вступать с активистами в диалог, – говорит Игорь Шпехт.

Один из организаторов движения «За чистое небо» Евгений Ходос более пяти лет занимается проблемами экологии края.

на встрече с активистами он мне сказал: «А кто вы вообще такой? Мне общественность ваша абсолютно неинтересна»

– Прежний министр экологии Владимир Часовитин пытался как-то наладить отношения с экологическими активистами, вытроить диалог, старался выполнять обещания. Заинтересованность и открытость присутствовали со стороны власти. Нынешний министр Павел Корчашкин таких попыток не делает. Более того, на встрече с активистами он мне сказал: «А кто вы вообще такой? Мне общественность ваша абсолютно неинтересна…». Думаю, что это отношение идёт сверху – от губернатора Александра Усса. Наших чиновников проблема начинает волновать тогда, когда она выходит на федеральный уровень. И здесь они отреагировали только после вмешательства медийных личностей. – говорит Ходос.

Медийный резонанс вокруг экологической ситуации в Красноярске случился и правда большой. Сергей Шнуров после обращений к нему жителей Красноярска в стихотворной форме упрекнул федеральные СМИ за молчание. Текст перепостил рэпер Баста. Жители также писали Юрию Дудю в его инстаграм. Активист Николай Маркелов вышел на пикет в маске и с плакатом «Юрий Дудь, спаси Красноярск от черного неба! SOS». Правда, Дудь не откликнулся. Зато отозвался на приглашение известный журналист, ныне автор ютуб-канала «Редакция» Алексей Пивоваров. Он снял почти часовой фильм «Черное небо в Красноярске: кто виноват и что делать?», который за несколько дней набрал полмиллиона просмотров.

Также жители Красноярска создали петицию на имя российского президента Владимира Путина с требованием «спасти город от массового отравления» – за неделю её подписали больше 67 тысяч человек.

Кроме того, стало известно, что 29 марта в городе планируется массовый экологический митинг, одним из лозунгов которого будет «Губернатора в отставку».

После этого глава края Александр Усс и пригласил в Красноярск главу Росприроднадзора Радионову – она приехала в город буквально через несколько дней.

«Я не свадебный генерал»

Заявила Радионова, приехав в Красноярск. Она рассказала, что в течение нескольких последних дней в городе работает передвижная лаборатория по замеру чистоты воздуха. «На сегодня по федеральной госпрограмме «Чистый воздух» Росприроднадзор закупил несколько таких лабораторий, ещё одну мы специально привезли сюда из Кемерово. Оборудование не проверено, но его достаточно, чтобы к концу недели понять общий фон и те уровни загрязнения, объективность информации, которая распространяется и которую мы получим, объективность информации, которую передают нам предприятия», – заявила Радионова.

Светлана Радионова
Светлана Радионова

В течение дня глава Росприроднадзора ездила по городу, затем провела встречу с представителями городской общественности и ответила на их вопросы. Позже прошла ещё одна, закрытая для СМИ встреча – с руководителями промышленных предприятий, загрязняющих атмосферу. На нём, по словам депутата городского совета от партии «Зелёные» Сергея Шахматова, Радионова устроила производственникам «разнос». Там же она потребовала, чтобы предприятия предоставили в добровольном порядке данные мониторинга загрязнений, проводимого на промышленных площадках. Если данные не будут предоставлены, то руководителям предприятий будут направлены письменные запросы.

«Месяц эту информацию будем обрабатывать, и через месяц у меня будет понимание, кто и как отреагировал на эти предложения… Эта работа нам поможет чётко понять, что происходит, куда мы идём, и какие меры нам необходимо предпринять», – обнадежила перед отъездом глава Росприроднадзора.

– Проблема в том, что предприятия предоставляют отчётность, но она не проверяется. Надо перепроверять это лабораториями, а это не делается. Возможно, ресурсов не хватает, возможно, они находят нарушения и штрафуют, но это мизерные штрафы для крупных предприятий, – говорит Евгений Ходос.

Смог в Красноярске
Смог в Красноярске

Депутат Шахматов, присутствовавший на закрытой встрече Радионовой с руководителями предприятий-загрязнителей, говорит, что «она разговаривала с ними в жёсткой форме и потребовала от предприятий раскрыть итоги производственного экологического контроля, а также пообещала, что промышленникам в следующий раз придётся лично отвечать на вопросы жителей».

– Верю в искренность Радионовой, потому что больше верить некому, – говорит Шахматов. – У неё не было с собой волшебной палочки, но то, что она погрузилась в эту ситуацию через общение с людьми – это огромный плюс для красноярцев. Зная принципиальность Светланы Геннадьевны не понаслышке, я рад, что это произошло.

Шахматов предложил, чтобы общественные организации с аккредитованным оборудованием участвовали в проверке данных предприятий – поскольку им население верит. Радионова против этого не возражала.

Депутат горсовета от партии «Справедливая Россия» Константин Сенченко говорит, что тоже «готов надеяться» на положительный результат от визита главы Росприроднадзора, но с оговоркой.

Константин Сенченко
Константин Сенченко

–​ Любой визит федеральных чиновников – это хорошо. Но поскольку таких визитов было уже много, то особой веры никому нет. Будем ждать и надеяться, – говорит он. – Ситуация с экологией в городе лучше не становится, при этом требования жителей растут – и справедливо. Они видят, что в других городах и машин не меньше, и частный сектор есть, но условия жизни лучше.

Евгений Ходос, однако, совершенно уверен, что «приезд Радионовой с это просто пиар».

– Она уже приезжала прошедшей осенью, и у неё была другая позиция, а такой риторики, как сейчас – не было, – говорит активист. – Поэтому думаю, что её вызвали «закрыть» общественное массовое недовольство и общественный резонанс, который вышел на федеральный уровень, В первый приезд она привела несколько встреч, в том числе с общественными деятелями, но я, например, узнал об этой встрече через день после того, как она состоялась. Кто «особо приближённый» – тот и повстречался…. Визитом федерального чиновника власти просто хотели показать свою заинтересованность. Я слабо верю тому, что это как-то сдвинет ситуацию, но если они смогут надавить на предприятия, которые сейчас просто плюют на всё… Если это будет – то хорошо. Но наивность, которая была у нас три года назад – что достаточно достучаться, показать проблему, и кто-то приедет и будет решать – такого чувства уже нет.

Кто виноват?

Депутат Сергей Шахматов говорит, что экологическая ситуация стала меняться в худшую сторону около 8 лет назад.

– Промышленные источники сократили вредные выбросы с 350 до 130 тысяч тонн в год. Но после роста тарифов на тепло в 3-4 раза, многие компании малого и среднего бизнеса перешли на миникотельные мощностью от 50 до 500 киловатт. Таких источников в городе, по его данным, – 2 тысячи. 10 лет назад, пояснил депутат, 85% частного сектора до сильных морозов обогревали дома электричеством, лишь в крайнем случае затапливая печи. С тех пор как электричество подорожало, жители полностью перешли на уголь и топят печи не только при минус 25, а уже и при плюс 5 градусах. Третий фактор – это выросшее в два раза за 10 лет число автомобилей, – говорит Шахматов.

При этом депутат признаёт, что основной источник загрязнений, все-таки, КРАЗ и энергетики.

– КРАЗ даёт треть загрязнений, ещё треть местные ТЭЦ, а остальное – транспорт, мелкие предприятия и частный сектор, – рассказывает экоактивист Евгений Ходос. –Маленькие котельные – это, в основном, проблема для ближайших соседей.

Евгений Ходос
Евгений Ходос

По словам активиста, сейчас «происходит искажение информационного поля». Он считает, что власти и государственные СМИ «активно смещают фокус внимания от КРАЗА и ТЭЦ, и основной акцент делают на транспорт и печное отопление, мелкие котельные».

– Я не говорю, что они не вносят загрязнения, но их доля на порядок, а порой, и порядки меньше. Но у них нет ресурсов влиять на информационную повестку, а у «Сибирской генерирующей компании», у РУСАЛа они есть. Вот только что на местном сайте появилась статья про ТЭЦ-2 и ТЭЦ-3, где говорится, что они очищают выбросы на 99% с помощью электрофильтров. В статье не упоминается, что на ТЭЦ-1 таких фильтров нет. Их собираются установить только в 2024 году… Я уверен, что на ТЭЦ-2 и ТЭЦ-3 установлено не самое современное оборудование, и эти электрофильтры не всё время работают, иначе требуются большие расходы на обслуживание, замену расходных материалов и т.д., – говорит Ходос.

Что делать?

Депутат Константин Сенченко считает, что принципиальные решение – газификации города. И это зависят только от федерального центра: «Остальное – словоблудие».

наивность, которая была у нас три года назад – что достаточно достучаться, показать проблему, и кто-то приедет и будет решать – такого чувства уже нет.

– Есть способы бороться с загрязнением не кардинальные, но зато быстро исполнимые. Если дать дешевый тариф для частного сектора на электричество – люди перестанут топить углём. Это можно сделать быстро. Сейчас Красноярская ГЭС работает на КРАЗ, остальные не имеют доступа к дешевой электроэнергии. Или можно компенсировать людям покупку более дорогого бездымного угля – это тоже можно сделать быстро… Я сомневаюсь, что кто-то будет решать проблему глобально – цена вопроса большая для конкретных людей. Ведь тогда необходимо перераспределить доходы, которые получают на территории Красноярского края в пользу населения, – говорит депутат..

Все в Красноярске помнят, как во время проведения Универсиады – ровно на две недели – частный сектор перевели на бездымный уголь бесплатно. Евгений Ходос подозревает, что всегда хорошая погода во время визитов Владимира Путина и Дмитрия Медведева объясняется не совпадением, а тем, что на короткий промежуток времени власти могут заставить промышленные объекты существенно снизить загрязнения.

Сергей Шахматов
Сергей Шахматов

Сергей Шахматов, однако, подчеркивает, что муниципальные власти ничего с загрязнениями в городе сделать не могут – у них просто нет соответствующих полномочий. Краевые же власти способны влиять только на те источники загрязнения, которые решающей роли в экологической катастрофе не играют. А все крупные источники загрязнения – федерального подчинения.

– Если честно, то регион может повлиять только вот на что: настоять на проведении газификации, финансировать, например, строительство распределительной газовой сети в городе. А пока людям могут дать субсидию хотя бы в отопительный сезон – чтобы вернуть ситуацию с отоплением в рамки 10-летней давности, – говорит Шахматов.

– Ещё в 2017 году федеральная власть сообщала, что в принципе она готова дать деньги на газификацию, поэтому доводы, что денег нет – не работают. Но дело в том, что тут сталкиваются угольные интересы, интересы Мельниченко. Путин приезжал и давал поручение губернатору по экологии, – но оно не выполнялось, – отмечает Ходос.

Оценка стоимости строительства магистрального газопровода в край в 2017 году составляла 200-250 млрд рублей. Ходос уверен, что краевые власти могли бы в нулевых годах «пробить» тему газификации.

Всё больше люди «ведутся» на риторику – что ничего невозможно изменить

– Но тогда нужно было бы давить на КРАЗ, а он имеет слишком большое политическое влияние, в том числе и на выборы депутатов, и на выборы губернатора. Местные власти предлагают пересесть жителям на общественный транспорт, но для этого нет условий. Сначала необходимо создать комфортную систему транспорта, – чтобы был достойная альтернатива личным автомобилям. А люди в городе уже привыкли к ситуации чёрного неба. Когда режим НМУ вводят, когда им становится плохо – реагируют. А когда смога нет, основное чувство – безразличие. Всё больше люди «ведутся» на риторику – что ничего невозможно изменить, а если вам тут не нравится – уезжайте. Но Я почти пять лет занимаюсь экологической проблемой и уезжать не собираюсь. Наша позиция – нужно делать что-то. – говорит Ходос.

На днях активисты провели в Красноярске очередной митинг за улучшение экологической обстановки в городе. Участие в акции протеста приняли более четырехсот человек. Организаторы заявили, что пригласили на митинг главу региона, министра экологии и прокурора края, но никто из чиновников не пришел. Сейчас активисты решили начать сбор подписей за отставку губернатора Александра Усса.

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *