497 просмотров

Братья по оружию. Как Сталин с Гитлером Польшу от поляков освобождали. Фото- и видео-хроника

Эти фото и видео были запрещены в СССР. В современной России, взявшей курс на реабилитацию военных преступлений своих «дедов» они не афишируются и скрываются от населения, в СМИ и на телеканалах вы их не увидите. Чтобы скрыть союз двух самых бесчеловечных тиранов в новейшей истории, переписывается история, денно и нощно врут пропагандисты, а в совершенных преступлениях обвиняются жертвы. И как бы дико это не звучало, вся эта оруэлловщина происходит на государственном уровне. Так что же в действительности произошло осенью 1939-го в Польше, пишет канал История Скреп?

Сначала немного истории. 24 августа 1939 года, взяв в руки свежий номер «Правды», советские граждане с изумлением прочитали: «Дружба народов СССР и Германии, загнанная в тупик стараниями врагов Германии и СССР, отныне должна получить необходимые условия для своего развития и расцвета».


Накануне в Москву прилетел имперский министр иностранных дел Иоахим фон Риббентроп. Посол граф Фридрих Вернер фон Шуленбург уже знал, что в шесть часов вечера их примут в Кремле. Но кто именно будет вести переговоры с советской стороны, немцам не сказали. В служебном кабинете главы правительства и наркома иностранных дел Молотова, помимо хозяина, они увидели Сталина. Шуленбург был поражен: вождь впервые сам вел переговоры с иностранным дипломатом о заключении договора: «Они втроем — Сталин, Молотов и Риббентроп — все решили в один день».

Сразу же договорились о Польше. Сталин сказал немцам, что не стоит сохранять самостоятельную Польшу даже с небольшой территорией.

— Самостоятельная Польша все равно будет представлять постоянный очаг беспокойства в Европе. Из этих соображений я пришел к убеждению, что лучше оставить в одних руках, именно в руках немецких, территории, этнографически принадлежащие Польше. Там Германия могла бы действовать по собственному желанию…

Риббентроп предложил поделить Польшу в соответствии с границами 1914 года, но Варшава, которая до Первой мировой входила в состав Российской империи, доставалась немцам. Сталин не возражал. Он сам провел толстым цветным карандашом линию на карте, в четвертый раз поделившую Польшу между соседними державами.

Оригинал карты, составлявшей часть советско-германского Договора о дружбе и границе от 28 сентября 1939 года. Тонкой черной линией обозначена граница раздела Польши между Германией и СССР. Утверждено личными подписями Сталина и Риббентропа. Деды делили.

23 августа 1939 года. Сталин наблюдает как Молотов и Риббентроп подписывают знаменитый пакт о разделе Восточной Европы. Через 9 дней Германия нападет на Польшу. Через 25 дней на Польшу нападет СССР.


Ближе к полуночи все договоренности закрепили в секретном дополнительном протоколе к советско-германскому договору о ненападении от 23 августа 1939 года.


Пункт первый гласил:

«В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия,Литва), северная граница Литвы одновременно является границей сфер интересов Германии и СССР».


Из газет исчезла критика нацистского режима. Все коммунистические партии получили из Москвы распоряжение прекратить антифашистскую пропаганду.

Писатель Евгений Петров (он погибнет на фронте после нападения на СССР друга Адольфа) жаловался:

— Я начал роман против немцев — и уже много написал, а теперь мой роман погорел: требуют, чтобы я восхвалял гитлеризм, — нет, не гитлеризм, а германскую доблесть и величие германской культуры…

Оркестры в Москве разучивали нацистский гимн, который исполнялся вместе с «Интернационалом». На русский язык перевели книгу германского канцлера ХIХ века Отто фон Бисмарка. В Большом театре ставили Рихарда Вагнера, любимого композитора Гитлера. И мальчишки распевали частушку на злобу дня: «Спасибо Яше Риббентропу, что он открыл окно в Европу».

1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу. Началась Вторая мировая война, потому что Франция и Англия, выполняя обязательства, данные Польше, объявили войну Германии. Сталин считал, что его этот пожар не опалит. Польшу он назвал фашистским государством:

— Уничтожение этого государства в нынешних условиях означало бы одним буржуазным фашистским государством меньше! Что, плохо было бы, если в результате разгрома Польши мы распространим социалистическую систему на новые территории и население?

9 сентября Молотов распорядился отправить немецкому послу телефонограмму: «Я получил ваше сообщение о том, что германские войска вошли в Варшаву. Пожалуйста, передайте мои поздравления и приветствия правительству Германской империи».


Но бои за Варшаву затянулись. Поляки отчаянно защищали свою столицу. А Гитлер торопил Сталина с вступлением в войну против Польши. Ему не нужна была военная поддержка Красной армии, он сам мог справиться с поляками. Ему было важно политическое значение участия СССР в войне с Польшей. Риббентроп писал Молотову, что они рассчитывают на скорое наступление Красной армии, «которое освободит нас от необходимости уничтожать остатки польской армии, преследуя их вплоть до русской границы».

Для войны с Польшей на границе было сосредоточено около миллиона солдат и офицеров Красной армии, танки и авиация. Были созданы два фронта — Белорусский и Украинский. Молотов откровенно предупредил посла Шуленбурга: Москва намерена заявить, что Польша разваливается на куски, и Советский Союз вынужден прийти на помощь украинцам и белорусам.

Риббентроп обиделся: «Мы подразумеваем, что советское правительство уже отбросило мысль, что основанием для советских действий является угроза украинскому и белорускому населению, исходящая от Германии. Указание такого мотива невозможно».

Шуленбург принес послание Риббентропа Молотову. Нарком согласился, что «планируемый советским правительством предлог содержал в себе ноту, обидную для чувств немцев, но просил, принимая во внимание сложную для советского правительства ситуацию, не позволять подобным пустякам вставать на нашем пути».

— Советское правительство, — говорил Молотов послу, — к сожалению, не видит другого предлога. Советский Союз должен так или иначе оправдать свое вмешательство в глазах заграницы.

17 сентября, выступая по радио, Молотов сказал, что «советские войска с освободительной миссией вступили на территорию Западной Украины и Западной Белоруссии».

В 6 утра Красная армия крупными силами (21 стрелковая и 13 кавалерийских дивизий, 16 танковых и 2 моторизованные бригады, всего 618 тысяч человек и 4733 танка) перешла советско-польскую границу на протяжении от Полоцка до Каменец-Подольска.
Таким образом, 17 сентября явлчется датой фактического вступления Советского Союза во Вторую мировую войну на стороне своих немецких союзников. Чтобы скрыть этот позорный факт, советской пропагандой и был придуман термин «великая отечественная война», позволяющий скрыть союз с нацистами, просуществовавший до 22 июня 1941 года.

Руководитель оперативного управления Генштаба сухопутных войск вермахта генерал Эдуард Вагнер записал в дневнике: «Сегодня выступили русские… Наконец-то! Для нас большое облегчение: во-первых, за нас будет преодолено большое пространство, затем мы сэкономим массу оккупационных сил, и, наконец, СССР очутится в состоянии войны с Англией, если этого захотят англичане. Союз будет полным…»

Боевые действия в Польше продолжались 12 дней. Нарком Ворошилов в своем приказе с торжеством отметил, что польское государство разлетелось, «как старая сгнившая телега».

В некоторых районах части вермахта и Красной армии вместе уничтожали очаги польского сопротивления. Это и было «братство, скрепленное кровью», как потом выразится Сталин. Кульминацией которого стала передача Брестской крепости немецкими союзниками советских и общий парад вермахта и РККА в Бресте 22 сентября.


Деды обсуждают совместные планы, как лучше освободить Польшу от поляков.

​Это фото российские пропагандисты не покажут никогда. Польша, 1939 год. Будущий маршал Советского Союза Василий Чуйков во время застолья с немецкими офицерами.
Братья по оружию мило общаются. Празднуют уничтожение польского государства. Строят совместные планы на будущее. Мир и дружба! Водка и шнапс!

Советский офицер общается с пленным поляком рядом с немецкими солдатами. Брест, сентябрь 1939 года.

Дружеское фото на память. Советский и немецкий деды на фоне польских пленных. Брест, сентябрь 1939 года. В 1940-м 22 тысячи поляков будет расстреляно сталинскими «освободителями».

Передача города происходила согласно советско-германскому протоколу об установлении демаркационной линии на территории бывшего Польского государства, подписанному 21 сентября 1939 года представителями советского и немецкого командований.

В ходе военных действий 14 сентября город Брест (а 17 сентября — Брестская крепость) были заняты XIX-м моторизованным корпусом вермахта под командованием генерала Гейнца Гудериана. По согласованной 20 сентября временной демаркационной линии между войсками СССР и Германии эта территория входила в советскую зону.

​19 сентября 1939 года. Брестская крепость, Белый дворец. Командование 76-го пехотного полка 19-го моторизованного армейского корпуса Гудериана в тёплой дружественной обстановке передаёт танкистам комбрига Кривошеина цитадель (вместе с несдавшимися поляками Радзиховского в форте Сикорского) и польский флаг, снятый со шпиля дворца.

Дедов встречали. Немцы ожидают союзные войска РККА у въезда в Брест с транспарантом: «Привет избавителям от панского гнета». Избавлять будут репрессиями, ГУЛАГом и расстрелом польских военнопленных.

Немецкие офицеры в расположении советской воинской части. Брест. 22 сентября 1939 года.

Солдаты вермахта с красноармейцем на советском бронеавтомобиле БА-20 из 29-й отдельной танковой бригады. Какая вражда? Мир и дружба!

Советские и немецкие союзники дружески общаются в Бресте.

Немецкие солдаты 689-й роты пропаганды беседует с командирами 29-й танковой бригады Красной Армии.

Дружеский разговор офицера Вермахта и комиссара Красной Армии. Брест, 1939 год.

Ещё дружеские фото «дедов»:




Немецкие генералы, в т.ч. Гейнц Гудериан, совещаются с батальонным комиссаром Боровенским в Бресте. В России об этом предпочли «забыть». А Вторую мировую развязали поляки, не перепутайте!

Брест. 22 сентября 1939 года. Батальонный комиссар 29-й танковой бригады Красной Армии Владимир Боровицкий мило общается со своими немецкими друзьями у бронеавтомобиля БА-20.


​Деды воевали. Брест, 22 сентября 1939 года. Справа — танки Т-26 из состава 29-й танковой бригады РККА. Слева — подразделение немецких мотоциклистов и офицеры вермахта у автомобиля Opel Olympia. Вот-вот начнется кровопролитный бой… А нет, никто ни в кого не стреляет. Советы и нацисты — друзья. Деды дружили

В федеральном военном архиве в Германии, в документах высшего руководства второй танковой группы находится документ «Vereinbarung mit sowjetischen Offizieren über die Überlassung von Brest-Litowsk» («Договоренность с советскими офицерами о передаче Брест-Литовска») датированный 21.09.1939. В нём, в частности, указывается:


14:00: Начало прохождения торжественным маршем (Vorbeimarsch) русских и немецких войск перед командующими обеих сторон с последующей сменой флагов. Во время смены флагов музыка исполняет национальные гимны.
Событие былo заснятo немецкой пропагандистской службой Die Deutsche Wochenscha.

22 сентября 1939 года состоялся совместный парад вермахта и РККА в Бресте (нем. Deutsch-sowjetische Siegesparade in Brest-Litowsk) — прохождение торжественным маршем по центральной улице города подразделений XIX моторизованного корпуса вермахта (командир корпуса — генерал танковых войск Гейнц Гудериан) и 29-й отдельной танковой бригады РККА (командир — комбриг Семён Кривошеин), состоявшееся 22 сентября 1939 года во время официальной процедуры передачи города Бреста и Брестской крепости советской стороне во время вторжения в Польшу войск Германии и СССР. Процедура завершилась торжественным спуском германского и поднятием советского флагов. В июле 41-го Гудериан и Кривошеин сойдутся в бою под городом Пропойском, который Сталин приказал переименовать в Славгород.

Ниже несколько известных и не очень фото памятного немецко-советского парада:



Генерал Гейнц Гудериан (Heinz Guderian) и комбриг Семен Моисеевич Кривошеин во время передачи города Брест-Литовска частям Красной Армии. Слева — генерал Мориц фон Викторин (Mauritz von Wiktorin).


Хайнц Гудериан и комбриг Семён Кривошеин познакомились еще в 1932 году в танковой школе «Кама» под Казанью. Кривошеин вспоминал, что выпускник Казанского танкового училища и Академии Генштаба министерства обороны СССР Гудериан настаивал на проведении парада с предварительным построением частей обеих сторон на площади. Кривошеин попытался отказаться от проведения парада, ссылаясь на усталость и неподготовленность своих войск. Но Гудериан настаивал, указывая на пункт соглашения между вышестоящими командованиями, в котором оговаривался совместный парад. И Кривошеину пришлось согласиться, при этом он предложил следующую процедуру: в 16 часов части корпуса Гудериана в походной колонне, со штандартами впереди, покидают город, а части Кривошеина, также в походной колонне, вступают в город, останавливаются на улицах, где проходят немецкие полки, и своими знамёнами салютуют проходящим частям. Оркестры исполняют военные марши.
Гудериан согласился на предложенный вариант, но отдельно оговорил, что будет присутствовать на трибуне вместе с Кривошеиным и приветствовать проходящие части.


В 16 часов 22 сентября Гудериан и Кривошеин поднялись на невысокую трибуну. Перед ними строем с развернутыми знаменами прошла немецкая пехота, затем моторизованная артиллерия, потом танки. На бреющем полете пролетели около двух десятков самолетов.

Событие с немецкой педантичностью былo заснятo гитлеровской пропагандистской службой Die Deutsche Wochenscha.

Из воспоминаний очевидца:

«Сначала промаршировали немцы. Военный оркестр играл незнакомый мне марш. Затем в небе появились немецкие самолеты. Красноармейцы шли вслед за немцами. Они совершенно не были на них похожи: шли тише и не печатали шаг коваными сапогами, так как были обуты в брезентовые ботинки. Ремни у них были также брезентовые, а не кожаные, как у немцев. Кони, тянувшие советские орудия, были малорослы и неприглядны, упряжь лишь бы какая… За советской артиллерией ехали гусеничные тракторы, которые тянули орудия более крупного калибра, а за ними двигались три танка…»

В Перемышле, Гродно и Пинске тоже прошли парады с братанием советских и немецких солдат — правда, менее масштабные. Германия называла их «парадами победителей». СССР называл — «парадами дружбы».


После парада приступили к демаркации новых границ.

Встреча советского и немецкого патрулей в районе польского города Люблин, сентябрь 1939 года.

Это, кстати, еще один вопрос, который ставит в тупик ватных «историков». Если совместной с Гитлером военной интервенцией мудрый Сталин своим гением сумел «отодвинуть границу СССР на запад»,как они любят утверждать, то как так вышло, что вместо этого после раздела Польши Германия продвинулась на восток в среднем на 300 км, и главное, приобрела общую границу с СССР, без чего нападение, тем более внезапное, было бы вообще невозможно?


В итоге независимое польское государство перестало существовать. Молотов с удовольствием сказал на сессии Верховного Совета:

— Правящие круги Польши немало кичились «прочностью» своего государства и «мощью» своей армии. Однако оказалось достаточным короткого удара по Польше со стороны сперва германской армии, а затем Красной армии, чтобы ничего не осталось от уродливого детища Версальского договора, жившего за счет угнетения непольских национальностей.

А в первом издании Большой Советской Энциклопедии, которое вышло в 1940 году, говорилось: «Польша — географическое понятие. Вошла в сферу государственных интересов Германии и СССР»

Вот вкратце как всё было на самом деле. Фото- и видео-хроники свидетельствуют. Можно засекретить архивы, можно сколько угодно врать и переписывать историю, можно проводить акции «Вам не стыдно?» для польских политиков. Но правду не скроешь. И стыдно уже будет следующим поколениям россиян постпутинской эпохи. Если, конечно, Россия сможет расстаться со своей манией вкличия и своими имперскими комплексами, пройдя тот же путь, что и немцы после Второй мировой. Во что, конечно, пока верится с трудом…

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *